(змму) 1955-1978

Материал из Zbio

Перейти к: навигация, поиск


К.Г. Михайлов
Книги // Материалы по истории Зоологического музея МГУ


Наступил один из наиболее сложных периодов в истории Зоомузея, связанный с кризисом фундаментальной зоологии. Происходит постепенное снижение уровня научной работы, широты охвата материала. К 1970-м годам практически полностью прекращается преподавательская работа среди студентов МГУ и других вузов. Вместе с тем хранение коллекций и экспозиционная работа велись по-прежнему на высоком уровне. Более того, вследствие расширения помещений в 1954 г. и в 1970-е годы хранение коллекций было значительно улучшено.

Формально этот период ограничен двумя событиями: выездом организаций биолого-почвенного факультета в новое здание в 1954 г. и полное закрытие Зоомузея на ремонт и перемену экспозиции в 1978 г.

Административно в 1955 г. Зоомузей был окончательно подчинен биолого-почвенному (позднее биологическому) факультету МГУ. Директор музея, наконец, получил отдельный кабинет (ныне комната 16), соседнюю комнату занял заведующий экспозицией профессор Н.Н. Плавильщиков (позднее Н.П. Куликова и Л.Г. Марусова).

После перерыва, связанного с переездом ряда университетских подразделений на Ленинские горы и ремонта музея, его залы были снова открыты для посещения в мае 1955 г. (с 10 до 16 часов, выходной, как и теперь, понедельник). В воскресные дни в канцелярии музея дежурили сотрудники музея.

В 1956 г. был издан (впервые после 1925 г) путеводитель по Зоологическому музею МГУ, написанный С.С. Туровым. К 1960 г. было подготовлено второе издание, которое не состоялось (макет этой книги хранится в музее).

В музее регулярно проводили выставки по самой различной тематике. В 1955 г. прошла выставка к 200-летию МГУ, посвященная истории Зоомузея, в 1957 г. — «Деятельность музея за 40 лет Советской власти», в 1959 г. — «К истории орнитологических коллекций Зоомузея» и «Таксидермическая выставка», в 1960-1961 гг. — «Коллекции, присланные Зоомузею из Кореи, Китая и Вьетнама», в 1961 г. — «Охрана и обогащение фауны СССР» (к XXII съезду КПСС), в 1963 г. — «Птицы нашей страны в искусстве», в 1964 г. — «Художник В.А. Ватагин», в 1965 г. — «Миграции и кольцевание птиц», в 1970 г. — «Охрана природы и заповедники Советского Союза» (к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина), в 1972 г. — к 50-летию образования СССР, в 1974 г. — к 150-летию со дня рождения французского энтомолога-натуралиста Ж.А. Фабра, в 1976 г. — «Охрана животного мира», в 1977 г. — «Зоомузей за 60 лет Советской власти».

Изредка организовывали выставки и вне стен музея: в 1959 г. в ректорате МГУ «Московский университет в помощь сельскому хозяйству» (к XXI съезду КПСС), в 1964 г. — выставка животных во Дворце пионеров на Ленинских горах.

Музей за эти годы дважды выставлял свои экспонаты за рубежом. В 1960 г. он принял участие в орнитологической выставке в Бельфоре (Франция), организованной французским обществом по изучению и акклиматизации птиц в Монтбельяре. Экспонаты по млекопитающим животным были представлены в 1967 г. на Международной выставке охотничьих трофеев в Белграде (Югославия), где завоевали 8 золотых, 4 серебряных и 8 бронзовых медалей. Рога лося, добытого Л.Г. Каштановым, получили там звание «чемпиона мира».

Экспозиция залов музея большим изменениям в эти годы не подвергалась, были произведены лишь некоторые дополнения. В 1956 г. в верхнем зале создали витрины, посвященные слонам и китообразным, в нижнем зале — по простейшим животным, а также по паукообразным и многоножкам. В 1970-1971 гг. создали витрину «Фауна коралловых рифов и прибрежных вод о. Куба», в 1972 г. открыли дополнительную витрину по беспозвоночным животным, посвященную малощетинковым червям, мшанкам и плеченогим. Вскоре после кончины профессора Г.П. Дементьева по его материалам в 1970 г. была создана витрина «Ловчие птицы и охота с ними», сохранившаяся и поныне, в реконструированной экспозиции.

Экспозиция музея в 1950-е гг. пополнялась новыми картинами художника В.А. Ватагина. В 1956 г., например, он нарисовал 4 картины, посвященные слонам, атакже «Лошадь Пржевальского», в 1957 г. — «Тур» и «Трубкозубы».

В середине 1970-х гг. Зоомузей вступает в период реконструкции. Летом 1976 г. нижний зал музея закрыли в связи с аварийным состоянием пола (аналогичные работы проводили и в дореволюционное время: под полом этого зала нет подвальных помещений, и вследствие вымывания песчаного грунта образуются большие полости); тогда же закрыли и верхний зал, на открытие которого потребовалось разрешение ректора МГУ. В 1977 г. нижний зал подвергли ремонту, а годом позже музей был закрыт окончательно. Материалы экспозиции нижнего зала были перемещены временно в зал сравнительной анатомии. По соображениям противопожарной безопасности из верхнего зала были удалены картины В.А. Ватагина и головы и рога крупных копытных животных, ранее развешанные по стенам.

В 1955 г. в Зоомузее вновь приступили к работе штатные экскурсоводы. Эту «школу» прошли многие зоологи-систематики: энтомологи В.В. Жерихин (1967) и В.Н. Алексеев (1976-1981), орнитолог Л.С. Степанян (1955-1957), специалист по наземным моллюскам, в дальнейшем автор двух томов в капитальной серии «Фауна СССР» Ан.А. Шилейко (1963— 1968), специалист по многоножкам И.Е. Локшина (1956-1959) и другие. Из оставшихся в дальнейшем в стенах музея можно указать териологов О.Л. Россолимо (1957-1959) и В.А. Долгова (1959-1962), герпетолога В.Ф. Положихину (Орлову) (1962-1963), орнитолога М.В. Калякина (1984–1989), энтомолога А.В. Антропова (1982-1986), специалистов по беспозвоночным животным Д.Л. Иванова (1981-1982, моллюски) и К.Г. Михайлова (1983-1989, пауки).

До 1960 г. директором музея оставался С.С. Туров (одновременно он в 1950-1959 гг. заведовал кафедрой зоологии в Московском государственному педагогическом институте). Позднее должность директора занимали по совместительству С.Г. Соин (1960-1963) и Н.А. Гладков (1964–1969). С 1969 г. директором музея стала О.Л. Россолимо.

В эти трудные для музея годы один за другим уходили представители старшего поколения зоологов, получившие образование и воспитание еще в 1910-1920-е годы. Многие из вновь поступающих на работу сотрудников долго в музее не задерживались, смущенные низкой заработной платой: до 1965 г. старший научный сотрудник музея получал 79 или 98 рублей в месяц!

Условия труда несколько улучшились в 1960 г. в связи с переводом всей страны на 7-часовой рабочий день. В 1965 г. удалось добиться перевода научных сотрудников музея на ставки кафедр биолого-почвенного факультета с соответствующим повышением оклада: теперь старший научный сотрудник получал уже 250, а младший — 105 рублей в месяц. В дальнейшем двойственное подчинение сотрудников Зоомузея привело к неоднократным конфликтам с руководством кафедр. Ситуация была исправлена лишь в 1986 г. объединением научных сотрудников в рамках единой лаборатории таксономической зоологии и кадастровых исследований, руководство которой было возложено на директора Зоомузея О.Л. Россолимо.

Таксидермическая мастерская продолжала свою деятельность в подвальных помещениях музея. Заведующий мастерской В.И. Пивоваров привлек к работе в мастерской молодежь, желающую научиться препараторскому искусству: в 1959-1960 гг. в мастерской обучались 10 учеников из Советского Союза и Албании сроком от 1 до 12-16 месяцев. Таксидермическая мастерская вскоре была расформирована, и препараторские работы продолжались в рамках научных отделов, а также отдела экспозиции. Препараторы по-прежнему работали в тех же помещениях, что и раньше. В качестве эксперимента в 1966 г. часть работы таксидермисты музея провели в мацерационных мастерских в пос. Лопасня (ныне город Чехов). В 1971-1972 гг. было изготовлено чучело манты, и ныне, после ремонта в 1989 г., украшающее нижний зал музея. До ремонтных работ в нижнем зале манта размещалась на одном из шкафов-витрин, позднее она была подвешена к потолку. Собственных специалистов по таксидермии Зоомузей окончательно лишился значительно позднее.

Научная работа в музее была представлена главным образом систематико-фаунистическим направлением. Н.Н. Плавильщиков опубликовал в 1958 г. монографию, посвященную жукам-дровосекам, в серии «Фауна СССР» (предыдущие два тома, посвященные этим жукам он издал в этой серии в 1936 и 1940 гг.). Последний, завершающий том Н.Н. Плавильщиков приготовить не успел, скончавшись в 1962 г. После него в серии «Фауна СССР» сотрудники Зоомузея участия не принимали. Ан.А. Шилейко опубликовал свои тома по моллюскам, уже более 10 лет не будучи сотрудником музея. Л.В. Зимина подготовила том по мухам семейства Соnopidae, но он так и не был опубликован. Возможно, эта работа не была должным образом подготовлена. Не был также завершен том по мокрицам (Е.В. Боруцкий).

По инициативе профессора В.Г. Гептнера (работал в музее до 1950 г., далее консультант и научный руководитель отдела млекопитающих животных) — и отчасти в пику незавершенному изданию С.И. Огнева — с 1961 г. начал выходить в свет новый многотомник «Млекопитающие Советского Союза». Это издание базировалось главным образом на изучении коллекций Зоомузея МГУ. Р.Л. Беме совместно с А.А. Кузнецовым (будущим сотрудником музея) издал в 1966 г. определитель «Птицы лесов и гор СССР». В 1964 г. опубликован «Определитель птиц СССР», написанный коллективом авторов; от Зоомузея в нем приняли участие Н.А. Гладков и A.M. Судиловская, а также консультант отдела орнитологии профессор Г.П. Дементьев. Небольшая монография по моллюскам была опубликована в 1978 г. В.Н. Горячевым на базе его дипломной работы в МГУ.

Были продолжены выпуски трудов Зоомузея, в 1961-1978 гг. вышли 8-16-й тома.

За этот период были защищены 1 докторская (В.Е. Флинт) и 12 кандидатских диссертаций, но ситуация сложилась так, что в 1977 г. в музее не осталось на работе ни одного доктора наук.

Не все сотрудники музея активно занимались научной работой. Так, заслуженный музеец М.В. Васильева, запланировавшая в течение 1951— 1968 гг. защиту кандидатской диссертации и написание 14 статей, на самом деле диссертацию не подготовила и опубликовала лишь 3 статьи и 1 тезисы доклада. Её деятельность неоднократно подвергалась критике на заседаниях отдела млекопитающих в 1966-1967 гг. Не имея склонности к научной деятельности, М.В. Васильева перешла в 1968 г. на должность экскурсовода.

Заграничные поездки сотрудников Зоомузея в эти годы немногочисленны. В 1959 г. Е.В. Боруцкий в составе советской делегации присутствовал на 4-м пленуме Международной комиссии по рыбохозяйствен-ному исследованию в западной части Тихого океана, в 1960 г. Н.С. Калугина принимала участие в работе Международного энтомологического конгресса в Вене. В.А. Долгов проходил стажировку в Великобритании в начале 1960-х годов. В 1971 г. В.Е. Флинт выступил с докладом на 10-м Международном конгрессе биологов-охотоведов в Париже. В 1978 г. Е.Н. Матюшкин принял участие в Международном симпозиуме по содержанию и разведению тигров в Лейпциге. Из прочих поездок за рубеж можно указать визиты В.Е. Флинта в Кению в 1969 и 1973 гг. по природоохранной тематике и ознакомительную поездку О.Л. Россолимо в Польшу в 1975 г.

Сотрудники музея приняли активное участие в ряде международных конгрессов, проведенных в Москве: 13-м энтомологическом (1968 г.), 1-м териологическом (1974 г.) и других.

Экспедиционная деятельность осуществлялась за счет командировок сотрудников Зоомузея (см. приложение 2) и их участия в экспедициях, организованных другими учреждениями. В 1957-1958 гг. А.А. Световидова проводила ихтиологические работы на оз. Далай-Нор в Китае. С 1976 г. экспедиционные работы регулярно проводятся в составе совместной Советско-Монгольской зоологической экспедиции (В.Ф. Орлова, Н.И. Кудряшова и др.).

Собиранием материалов по истории зоологии и Зоомузея продолжал заниматься Д.М. Вяжлинский; после ухода из музея за ним было сохранено рабочее место. К сожалению, он нелегально вывез часть богатейшего архива, хранившегося в помещении музея более 70 лет. Другая часть архивных материалов была передана в 1977-1978 гг. в архив МГУ.

В 1954 г. в связи с переездом факультета в новое здание помещения, занимаемые Зоомузеем, были сильно расширены. Отделу беспозвоночных животных была передана одна из комнат, занимаемых ранее одноименной кафедрой; этому же отделу передали часть хранилища за перегородкой нижнего зала. Таким образом, коллекции беспозвоночных животных были полностью переведены из подвальных в более пригодные для хранения и обработки помещения. В комнатах слева по коридору, ведущему в зал сравнительной анатомии (ранее там была малая зоологическая аудитория и библиотека кафедры зоологии позвоночных) разместились отделы ихтиологии и сравнительной анатомии. В комнатах справа по тому же коридору поместили отдел энтомологии. Помещения же бывшей кафедры энтомологии (за залом сравнительной анатомии) передали отделу сравнительной анатомии музея. Орнитологи получили дополнительно три комнаты на четвертом этаже. Часть отдела орнитологии и териологии работали на хорах верхнего зала. Герпетологический отдел продолжал размещаться в комнате 2; часть коллекций этого отдела хранилась в междушкафьях нижнего зала.

В 1961 г. отдел ихтиологии получил для хранения еще одну комнату. Позднее, в 1971 г., удалось освободить третий этаж музея (там разместили отдел териологии) и комнату № 6 (её отдали отделу беспозвоночных животных). Соответственно хоры верхнего зала были целиком переданы орнитологом. В 1974 г. весь отдел сравнительной анатомии переехал на 1-й этаж, в бывшую квартиру академика А.Н. Северцова, а прежние помещения отдела на 2-м этаже передали ихтиологам. В 1978 г. на тот же этаж, в бывшую квартиру профессора С.С. Турова и другие помещения переехал отдел герпетологии; комнату № 2 отдали беспозвоночным животным для хранения коллекций моллюсков.

Все эти годы музей обильно пополнялся коллекциями, главным образом с территории Советского Союза. В отдел энтомологии поступили крупные коллекции мух Е.С. Смирнова (10 500 экз.) и жуков А.В. Богачева (107 000 экз.). Из зарубежных коллекций интересны поступления насекомых из Австралии от К. Эшби в 1956-1970 гг. и из Бразилии от В.Н. Алина с 1969 г. С середины 1970-х гг. во все отделы начали поступать коллекции из Монголии (преимущественно млекопитающие, рыбы, рептилии и амфибии, клещи). Во время 13-го энтомологического конгресса в Москве в 1968 г. с коллекциями насекомых музея ознакомились 85 специалистов из зарубежных стран.

В некоторые отделы поступления шли в эти годы преимущественно по тем группам, которыми занимались либо сами сотрудники музея, либо часто приходящие для обработки кураторы коллекций. Так, в отделе беспозвоночных животных более всего поступило малощетинковых червей для Н.Л. Сокольской, мокриц для Е.В. Боруцкого и клещей для Н.И. Кудряшовой, а также ракообразных животных от кураторов (внештатных) Н.А. Заренкова и Г.Б. Зевиной. Экскурсовод Ан.А. Шилейко передал свои многотысячные сборы по наземным и пресноводным моллюскам. В такие отделы, как энтомологический или териологический, напротив, принимали любые коллекции, независимо от специализации сотрудников музея. В отделе ихтиологии возникли сложности с хранением и обработкой коллекций в 1969 г., когда пожарная инспекция опломбировала его помещения. Работы в отделе были свернуты до 1972 г. К тому же отдел находился «в очень тяжелом положении — коллекции ставить уже некуда — напихано везде, где только можно» (отчет отдела за 1966 г., с. 8). После расширения отдела в 1974 г. положение улучшилось.

После начала ремонтных работ в 1978 г. коллекции беспозвоночных животных были переведены из хранилища в нижнем зале в подсобные помещения.

В 1960 г. в отделе орнитологии сделали попытку создать фонотеку голосов птиц: поступило даже 3 ленты с записями от Б.Н. Вепринцева; но в дальнейшем такая коллекция была создана на кафедре зоологии позвоночных животных, где хранится и поныне.

В отделах музея продолжала функционировать система предоставления постоянных рабочих мест для приходящих сотрудников других организаций. Такие места занимали видные орнитологи Л.С. Степанян (1961-1973), Е.С. Птушенко (1955-1969), А.А. Кищинский (1968-1973), сотрудники бюро кольцевания птиц (1957-1971), известные энтомологи В.В. Жерихин (1960-1967), А.Г. Креславский (1965-1966), А.П. Расницын (1956-1958 и с 1976 г.), Г.М. Длусский (с 1976 г), Д.В. Панфилов (1957-1967), Г.А. Виикторов (1957-1966), А.В. Алексеев (1954-1965), Т.С. Перель (с 1958 г.), И.И. Малевич (1955-1967), Н.И. Тарасов (1956-1965), Г.Б. Зевина (с 1956 г.), Ан.А. Шилейко (с 1968 г.), Н.Т. Залесская (с 1973 г.). До сих пор (1989 год! — К.М.) еженедельно приходят в музей для работы с коллекциями А.П. Расницын, Г.М. Длусский, Т.С. Перель и Ан.А. Шилейко. Многие из перечисленных выше ученых ранее работали сотрудниками музея.

Приходящие специалисты, в меру своих сил и возможностей, занимались, помимо изучения материала для своих исследований, еще и разборкой и этикетированием фондовых коллекций музея. Принимали в этой работе участие также и студенты, и школьники, особенно в отделе энтомологии. В большинстве случаев это поддерживало состояние коллекций на хорошем уровне, но иногда из-за небрежности специалиста инвентаризация и этикетирование сильно запутывались. Так случилось, например, с коллекциями сухопутных моллюсков в 1950-е годы и позднее. В целом, привлечение сторонних лиц к обработке коллекций (при постоянной нехватке лаборантского персонала в самом музее) имело положительное значение, особенно для обширных коллекций беспозвоночных животных и насекомых.

Постоянные занятия со студентами-биологами МГУ в эти годы были постепенно прекращены. Группа по систематике млекопитающих под руководством Е.С. Птушенко в 1954—1959 гг., большой практикум по птицам проводил в 1960 г. Н.Н. Карташов. Занятия со студентами Московского городского педагогического института велись и в более позднее время: по курсу «Зоогеография» работал Л.С. Степанян в 1958-1962 гг.; Т.А. Адольф вела занятия по систематике птиц в 1960-1961 гг. и по систематике млекопитающих в 1961-1964 гг. Занятия по систематике птиц со слушателями факультета повышения квалификации МГПИ проводил также В.Т. Бутьев в 1968-1972 гг. Далее можно привести лишь единичные случаи чтения лекций и ведения занятий сотрудниками музея (В.Ф. Орлова, Е.Н. Матюшкин, В.Е. Флинт). Занятия же с группами студентов в самом музее были и вовсе прекращены.

Помимо этого, постоянно вели работу со школьниками. В отделе млекопитающих даже была создана специальная «учебная» коллекция из недатированных, неполноценных и малоценных экземпляров. Её использовали в занятиях с кружком юных биологов Зоопарка (КЮБЗ) в конце 1950-х годов. Школьники этого кружка занимались в 1956-1957 гг и изучением коллекций птиц. В отделе орнитологии в начале 1960-х гг работали также школьные кружки МОИП под руководством А.П. Разореновой и юношеская секция ВООП под руководством П.П. Смолина. Наконец, специальные кружки существовали для школьников при отделах орнитологии и энтомологии. В отделе орнитологии такой кружок вела в 1959-1965 гг. С.В. Луцкая; одновременно там занималось от 2 до 10 школьников. Наиболее крупный кружок работал в отделе энтомологии под руководством Е.М. Антоновой (до 1982 г.). Числился он при кафедре энтомологии, но куратором был сотрудник музея. В отдельные годы в музее занималось до 54 школьников-энтомологов (1970 г.)!

Подведем итоги деятельности Зоомузея в 1954—1978 гг. Заметно снижение уровня научной работы: совершенно отсутствуют сводные монографии высокого класса, подобные опубликованным в 1930-1950-е годы (единственное сходное издание — книга Н.Н. Плавилыцикова в серии «Фауна СССР», изданная в 1958 г.; но это скорее исключение, относящееся к работе автора в более ранее время). Прочие монографии представляют собой полевые определители млекопитающих и птиц (включая и переиздания). Изучение внутривидовой изменчивости сохраняется как тема научной работы лишь в отделе млекопитающих. Работы, исходящие из отдела энтомологии, все более из ревизий превращаются в фаунистические списки изученного материала по тому или иному региону. Возникает научная тематика, довольно чуждая общему направлению работы Зоомузея: морфология пищевого тракта рыб, поведение хищных животных и т. д.

Снижается и уровень научно-популярной работы. После большого числа книг для детей и юношества, изданных Н.Н. Плавилыциковым и Е.П. Спангенбергом, из-под пера сотрудников музея выходят главным образом популярные статьи. Такой деятельностью продолжают заниматься В.Е. Флинт, Е.М. Антонова и др. В.Е. Флинт перевел на русский язык несколько книг о животных.

При общем высоком уровне экспозиции в ней встречаются препараты невысокого качества (особенно среди беспозвоночных животных). Часть старых чучел птиц и млекопитающих животных просто списывают и вывозят на помойку.

Силы сотрудников музея переключаются преимущественно на хранительскую работу. Некоторые сотрудники приходили для этого в музей даже и в выходные дни (А.Н. Желоховцев). Наибольшей степени обработки достигли коллекции млекопитающих, птиц, рептилий и амфибий, некоторых групп насекомых.

Отрыв Зоомузея от студенчества МГУ отрицательно сказывается на преподавании и изучении зоологии (фундаментальных её отделов) на биологическом факультете МГУ; подробнее об этом см. выше, в конце раздела, посвященного 1932-1954 гг.



Личные инструменты


Инструменты




molbiol.ru  ·  redactor@molbiol.ru  ·  реклама

 ·  Викимарт - все интернет-магазины в одном месте  ·  Доска объявлений Board.com.ua  · 
--- сервер арендован в компании Hetzner Online, Германия ---
--- администрирование сервера: Intervipnet ---


molbiol.ru - методы, информация и программы для молекулярных биологов     Rambler's Top100 Rambler